Реальная и среднестатистическая зарплата московского врача: откуда разница?
17616
https://regnum.ru

Аннотация

Среднестатистическая зарплата московского врача 143,5 тыс. руб. при всей своей внушительности и благополучии вполне может включать в свой состав очень разные цифры: с одной стороны, 75 тыс. руб. зарплаты узкого специалиста и 115 тыс. руб. участкового терапевта или участкового педиатра, а, с другой стороны, 200 тыс. руб. среднего медицинского руководства и 370 тыс. руб. высшего.

Недавно спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что депутатам Госдумы при работе над проектом федерального бюджета 2020−2022 годов необходимо изучить вопрос заработных плат работников образования и здравоохранения без учета управленческого звена. «Когда мы говорим о средней зарплате по регионам в отношении работников образования, здравоохранения, было бы также правильным посмотреть среднюю зарплату не учителя в школе, где средняя зарплата рассчитывается с учетом зарплаты директора и заместителей, не среднюю зарплату по больнице, где есть зарплата главного врача, заместителя главного врача и бухгалтера, а (среднюю зарплату) без управленческого персонала. Тогда у нас будет другая зарплата и другие цифры», — заявил Володи

Действительно, разница между реальной заработной платой обычного врача и среднестатистическим показателем порой столь значительна, что заставляет с большим недоверием относиться к данным Росстата. Уже не раз и не два разногласия по поводу реальной и среднестатистической зарплаты различных категорий работников давали о себе знать на самом высоком государственном уровне — вспомним те многочисленные ситуации во время встреч с президентом, когда журналисты и обычные граждане называли одни цифры, а глава государства, опираясь на статистические данные, — другие.

Чтобы понять, из-за чего возникает проблема, рассмотрим ситуацию с реальной заработной платой врачей в Москве и ее отражением в зеркале официальной статистики.

Так, например, по данным Росстата, в первом полугодии 2019 г. средняя зарплата врача в Москве составляла 143,5 тыс. руб. — почти в два раза больше чем средняя зарплата по Москве — 74,4 тыс. руб. Если вспомнить Указ Президента РФ от 07.05.2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», который предусматривал повышение к 2018 г. средней заработной платы врачей, преподавателей образовательных учреждений высшего профессионального образования и научных сотрудников до 200% от средней заработной платы в соответствующем регионе, то ситуация в столице выглядит очень даже неплохо. После уплаты 13%-го налога на доходы физических лиц (НДФЛ) московские врачи должны получать на руки (так сказать «чистыми») в среднем по 124,8 тыс. руб. — что является весьма внушительной суммой даже для Москвы (не говоря уже о российских регионах).

На самом деле, в Москве не так-то просто найти врача, который получает эту самую среднестатистическую зарплату. Врачи, работающие в обычных московских медицинских учреждениях, в лучшем случае получают на руки около 100 тыс. руб. в месяц, а многие таких денег и вовсе не видят. Например, в поликлиниках т. н. узкие специалисты — хирурги, невропатологи, офтальмологи, отоларингологи и т. д. — обычно получают на руки 60−65 тыс. руб, а участковые терапевты и участковые педиатры — раза в полтора больше — обычно 85−90 тыс., реже — 100 тыс. руб. или чуть больше. Это означает, что до вычета НДФЛ реальная зарплата московского узкого специалиста составляет около 75 тыс. руб., а участкового врача — 100−115 тыс. Именно такими показателями, а не среднестатистическими 143,5 тыс. руб., должна была бы оперировать статистика, если бы перед ней была поставлена задача дать более-менее адекватную зарплатную картину московского здравоохранения!

С другой стороны, не является секретом тот факт, что зарплата медицинских руководителей превышает зарплату обычных врачей в разы. Судить о ней весьма непросто, т.к. Росстат, располагая на этот счет достаточными данными, хранит вполне объяснимое молчание, скрывая имеющиеся различия за усредненными показателями зарплаты врачей как таковых (и имеет на это полное право, поскольку администрация больницы или поликлиники — это ведь тоже врачи!).

Тем не менее в условиях отсутствия прямых статистических данных получить какое-то приблизительное представление о зарплатах московских врачей-начальников все-таки можно. Для этого следует обратить внимание на «Сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера государственных гражданских служащих ДЗМ и лиц, замещающих государственные должности города Москвы и членов их семей», которые ежегодно размещаются на официальном сайте Департамента здравоохранения Москвы в рубрике «борьба с коррупцией».

Коррупция

Коррупция 

Картина открывается довольно пестрая. Первое, что бросается в глаза, — это значительное доходное неравенство среди главных московских врачей. Так, в 2018 г. месячный доход (до уплаты НДФЛ) «самого бедного» главного врача едва превысил 83 тыс. руб., а «самого богатого» — 2 млн. 833 тыс. (т.е. разница в 34 раза!). Если же говорить о среднем уровне доходов данной социальной группы, то о нем свидетельствует следующий факт: совокупный доход 283 главных врачей государственных московских учреждений здравоохранения составил 1 млрд 225 млн руб. (а с учетом доходов членов семей 1 млрд 539 млн руб.) — т. е. в среднем 360 тыс. руб. в мес. на одного главврача до уплаты НДФЛ, или 313 тыс. — после уплаты. При этом следует учесть, что доходы не всегда тождественны зарплате — они могут быть несколько больше, т.к. помимо зарплаты могут включать в себя и доходы с различных видов капитала (т.е. дивиденды, проценты, роялти и пр.). Однако именно зарплата составляет значительную (по нашим оценкам, от 80 до 100%) часть доходов врачей-руководителей. Соответственно, размер доходов главных врачей дает хотя и не точное, но очень близкое к реальности представление о размерах получаемых ими зарплат.

Согласуется ли существующий разрыв в зарплатах медицинского руководства и обычных врачей со среднестатистическими показателями Росстата? Вполне согласуется. Проиллюстрируем этот тезис на простой числовой модели.

Предположим, что мы имеем 100 врачей, в отношении которых Росстат утверждает, что их средняя зарплата составляет 143,5 тыс. руб. в месяц. Их общий зарплатный фонд составит 14 млн 350 тыс. руб.

Предположим также, что из этих 100 врачей 35 — это узкие специалисты, получающие (до уплаты НДФЛ) зарплату на уровне 75 тыс. руб., а 35 — это участковые врачи, получающие соответственно около 115 тыс. руб. Их зарплатный фонд составит 6,65 млн руб.

Оставшиеся 7,7 млн руб. зарплатного фонда потратим на оплату труда 30 медицинских руководителей (главврачей, их заместителей, бухгалтеров, заведующих филиалами, отделениями и т.д.) — в среднем получится по 256 тыс. руб. (223 тыс. руб. после уплаты НДФЛ) в месяц.

Чтобы более точно представить, как в реальной жизни может выглядеть и эта усредненная цифра, введем в нашу числовую модель еще одно допущение: пусть из 30 медицинских начальников 20 будут начальниками среднего уровня, получающими по 200 тыс. руб. (174 тыс. после вычета НДФЛ). Тогда оставшиеся 10 человек из числа высшего руководства получат в среднем по 370 тыс. руб. (322 тыс. руб. после вычета НДФЛ) — что примерно соответствует тому уровню доходов, которые сегодня декларирует высшее звено московского медицинского руководства.

Таким образом, мы видим, что среднестатистическая зарплата московского врача в 143,5 тыс. руб. при всей своей внушительности и благополучии вполне может включать в свой состав очень разные цифры: с одной стороны, 75 тыс. руб. зарплаты узкого специалиста и 115 тыс. руб. участкового терапевта или участкового педиатра, а, с другой стороны, 200 тыс. руб. среднего медицинского руководства и 370 тыс. руб. высшего. Как нетрудно понять, одним из следствий реализации такой зарплатной модели является то, что даже в московских поликлиниках хронически (а иногда и остро!) не хватает узких специалистов и участковых врачей, что, как известно, не способствует эффективной работе медицинских учреждений. Кроме того, как показывают простые наблюдения, когда врач, работающий в поликлинике узким специалистом или участковым, слышит очередные заявления чиновников о величине средней зарплаты, то, сравнивая ее со своей — значительно более низкой — реальной зарплатой, он небезосновательно чувствует, что ему существенно недоплачивают за его труд — в первом случае около половины, а во втором — около трети его зарплаты!

Поэтому предложение спикера Госдумы В. Володина о необходимо изучить вопрос заработных плат работников образования и здравоохранения без учета управленческого звена следует признать вполне разумным и назревшим. По-крайней мере его реализация позволит перейти от победных реляций о величине среднестатистической зарплаты к видению реальной картины и реальных проблем, существующих и в здравоохранении, и в других важных социальных сферах.